[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Русский язык » Научные конференции и семинары » Первая конференция по Русскому языку... (Конференция на тему Русского языка)
Первая конференция по Русскому языку...
ForbesmanДата: Вторник, 14.12.2010, 19:05 | Сообщение # 1
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 14
Репутация: 10000
Статус: Offline

Первая конференция «Русский язык как фактор стабильности государства и нравственного здоровья нации» прошла в Тюменском государственном университете в феврале 2008 года. Заявленная как всероссийская, она не только оправдала это своё определение, но и превратилась в конференцию с международным участием. Таковой же становится и вторая конференция, проводимая под эгидой РОПРЯЛ. География стран её участников — Россия, Беларусь, Казахстан, Сербия, Польша и другие страны, в которых русский язык (является ли он государственным или иностранным...) был и остаётся источником научного вдохновения и для маститых ученых, и для начинающих исследователей — студентов и школьников.

Многие материалы настоящего сборника трудов конференции проникнуты эмоциональностью и публицистичностью. Печатное слово порой сохраняет отголоски авторского накала страстей.

Редакционная коллегия не позволила себе вмешиваться в тексты и смягчать некоторые высказанные авторами оценки, и таким образом материалы конференции демонстрируют разные, порой диаметрально противоположные, точки зрения авторов. А их наличие доказывает, что судьбы русского языка волнуют очень и очень многих.

Надеемся, что материалы конференции будут полезны широкому кругу читателей: учитель, студент, школьник, научный работник сможет найти здесь ответы (или «подсказки») на многие интересующие его вопросы и вступить в столь важный для всех диалог о РУССКОМ СЛОВЕ.

 
ForbesmanДата: Среда, 15.12.2010, 20:54 | Сообщение # 2
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 14
Репутация: 10000
Статус: Offline
Языковая ситуация и языковая политика
Йован Айдукович (Белград)
О межславянском контактологическом атласе

Начиная с середины ХХ в. и вплоть до настоящего времени в славянских странах издано немало лингвистических (главным образом, диалектологических) атласов, дающих комплексную языковую характеристику картографируемой территории. Согласно имеющимся подсчетам, до 90-х гг. XX столетия в мире издано или подготовлено к изданию свыше 150 диалектологических атласов [ЛЭС 1990: 51]. Сегодня число печатных атласов различных языков превышает несколько сотен наименований. В последние годы большой популярностью пользуются атласы с картографической основой сервиса Google Maps, который работает в режиме web. Нам этот сервис интересен тем, что позволяет размещать на карты свои данные. Несомненно, среди многочисленных атласов центральное место занимают национальные диалектологические атласы. До настоящего времени изданы разнообразные диалектологические атласы белорусского («Дыялекталопчны атлас беларускай мовы», 1963; «Лекачны атлас беларусгах народных гаворак», 1993-1998), украинского («Атлас украшсько мови», 1984-2001), польского («Atlas gwar polskich», 1998-2001), чешского («Cesky jazykovy atlas», издаваемый с 1992 г.), словацкого («Atlas slovenskeho jazyka», 1968-1984), лужицкого («Sorbischer Sprachatlas», 1965-1996), кашубского («Atlas jezykowy kaszubszczyzny i dialektow sasiednich», 1964-1978), словенского («Slovenski lingvisticni atlas», работа ведется с 1947 г.) и болгарского языков («Български диалектен атлас» 19641981). Крупнейшим достижением русской лингвистической географии является трехтомный «Диалектологический атлас русского языка». Готовятся к изданию лингвистические атласы сербского, хорватского и македонского языков. Кроме того, существуют региональные атласы (например, «Атлас говоров Среднего и Нижнего Поволжья», 2000), атласы, посвященные одному языковому уровню («Лексический атлас архангельских говоров» Л.П. Комягиной, 1994), а также атласы неблизкородственных («Лингвистический атлас Европы» (ALE)) и близкородственных языков. Среди последних особенно выделяется «Общеславянский лингвистический атлас» (ОЛА), который охватывает славянские языки в их совокупности. В некоторых лингвистических атласах хорошо представлены языковые контакты между славянским и неславянским населением. Хорошими примерами служат четырехтомный «Общекарпатский диалектологический атлас» (ОДА) и «Малый диалектологический атлас балканских языков» [Соболев 2003-2009]. В настоящее время уже создано или находится в стадии разработки несколько лингвистических атласов, посвященных картографированию языковых явлений или лингвистических признаков. К числу самых широкомасштабных европейских проектов можно отнести «Всемирный атлас языковых структур» (WALS).
Даже при поверхностном ознакомлении с лингвистическими атласами становится ясно, что до настоящего времени не создан контактологический атлас, посвященный картографированию влияния русского языка на славянские языки. Во многом это объясняется неприоритетностью темы, обширностью территории, масштабностью задач, недостаточной разработанностью терминологии, отсутствием инвентаря контактологических единиц, собранных на материале письменных источников, контактологических словарей, а также неизученностью устной речи монолингвов, билингвов и полилингвов и т.д.
Вопрос о роли русского языка в историческом развитии сербского, хорватского, македонского, болгарского, словенского, польского, чешского, словацкого, украинского и белорусского языков освещался достаточно подробно русистами и славистами в многочисленных публикациях [например, Ajдуковиħ 1997; 2004а; Терзиħ 1999; Чундева 1980; Андрейчин 1986; Breznik 1909; Шпирко 1997; Karaa 1996; Лилич 1982; Цыхун 2000; Кшмау 2009]. Актуальность данного вопроса обусловлена, с одной стороны, становлением и утверждением в лингвистике второй половины ХХ века нового подхода в изучении языковых контактов (теории языковых контактов Э. Хаугена, У. Вайнрайха, Р. Филиповича, которые внесли большой вклад в развитие лингвистической контактологии как научной дисциплины), а с другой стороны, традиционной потребностью отечественной славистики и русистики в сопоставительных исследованиях. Кроме того, с точки зрения сохранения славянского самосознания лингвистам представляется важным дать системное и углубленное исследование влияния русского языка на языковое поведение славян, в частности в условиях школьного инославянско-русского двуязычия. Однако несмотря на прогресс, достигнутый в ХХ в., необходимо отметить, что наиболее детально исследованы инославянско-русские языковые контакты на лексическом уровне. Другие языковые уровни не получили еще должного освещения и нуждаются в комплексном исследовании. До недавнего времени в славистике не существовало контактологического словаря адаптации контактолексем под влиянием русского языка. В определенной степени данный пробел восполнен изданием «Контактологического словаря адаптации русизмов в восьми славянских языках» [Ajdukovich 2004б]. Автором данной статьи готовится к изданию первый том «Контактологического словаря славянских языков», который будет посвящен адаптации болгарских контактолексем под влиянием русского языка. Он будет иметь свыше 1500 словарных статей на буквы А, Б и В [Ajdukovich 2009; Ajdukovich 2010].

 
ForbesmanДата: Среда, 15.12.2010, 21:15 | Сообщение # 3
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 14
Репутация: 10000
Статус: Offline
Продолжение, статьи «Языковая ситуация и языковая политика»

По нашему мнению, контактологический атлас можно рассматривать в узком и широком смысле слова. В узком смысле он представляет собой собрание карт, отражающих лингвистические особенности языковых контактов и взаимодействий. Следовательно, он должен фиксировать соответственные контактологические единицы (контактемы) на всех языковых уровнях. В широком смысле контактологический атлас представляет собой совокупность картографических сведений, статистических данных и текстовой информации о разнообразных аспектах контактирования двух или нескольких языков в синхроническом и в диахроническом аспектах. Межславянский контактологический атлас может дать мощный импульс для новых исследований контактов русского языка с другими славянскими языками. Он может иметь большое значение не только для лингвистической контактологии как пограничной науки на стыке «общего языкознания и ареальной лингвистики, социо-, психо-, этнолингвистики, креолистики» [Панькин 1994: 7], но и для других смежных гуманитарных дисциплин, таких как социолингвистика и психолингвистика. Однако, атлас может служить и базой для типологических и сопоставительных исследований.
С помощью контактологического атласа можно представить распределение контактологических единиц под влиянием русского языка на территории славянских стран и регионов Восточной, Центральной и Юго-Восточной Европы в хоронологическом порядке. Другими словами, карты могут показать, какие контактемы под влиянием русского языка есть в одном языке-адресате, а какие в другом, и какие изоглоссы образуют пучки, широкие или узкие ареалы языкового контактирования. Кроме того, на картах можно отразить роль языка- посредника, например роль болгарского и сербского языков в македонско-русском языковом контакте или роль русского языка как языка-посредника между языками стран Западной Европы и Азии и болгарского языка. Одно из достоинств МКА — возможность прослеживать динамику смены влияния различных доминирующих языков в разные эпохи. При исследовании межславянских и славянско-неславянских контактов можно выявить разные пути языкового влияния. Поэтому приходится ссылаться на несколько источников. Мы согласны с мнением А.Ю. Русакова, который в своей статье «Славянские языки на Балканах: аспекты контактного взаимодействия» пишет, что задача контактолога — изучить, «какие языки принимали участие в контакте, какой характер носило контактное взаимодействие групп носителей этих языков, каковы были хронологические и географические рамки этих контактов», а также «что в славянских языках на Балканах меняется под контактным влиянием, а что сохраняется достаточно стойко» [Русаков 2007: 79].
Опираясь на сложившийся к настоящему времени опыт создания лингвистических атласов (ОЛА, WALS и др.; Фирек 2003; Маковский 2005), можно выделить несколько основных этапов работы над МКА. На раннем этапе создания контактологического атласа необходимо определить картографируемую территорию и собрать языковой материал для анализа. Репрезентативный материал для картографирования должен быть собран из отдельных произведений художественной, публицистической, научной и переводной литературы, лексикографических источников, а также из устной речи монолингвов, билингвов и полилингвов с помощью специально составленного вопросника. При составлении вопроснига необходимо учитывать индивидуально-типологические особенности респондентов. На следующем этапе придется разместить на географические карты картографические знаки и знакокомбинации, а также установить ареал распространения отдельных контактологических явлений и единиц разных уровней, например контактофонем, контактопрозодем, дистрибутивных контактем, контактографем, контактоморфем, контактодериватем, контактолексем, контактосем, контактостилем, контактосинтаксем и контактоконцептем под влиянием русского языка в определенном временном отрезке прошлого и настоящего. В МКА могут быть использованы три группы условных картографических знаков: первую группу представляют геометрические и буквенные обозначения; во вторую группу входят изолинии, а также линии и полосы движения, показывающие пространственные перемещения языкового влияния; третью группу составляют знаки ареалов распространения какой-либо контактологической единицы, а также заливки и штриховки определенной территории. Связь между изоглоссами устанавливается либо по признаку сходства с русской моделью, либо по признаку отличия от русского образца. Это значит, что необходимо определить границы изоглосс контактем, проходящих различные стадии адаптации. Не менее важным этапом в работе является классификация изображаемых на карте явлений. Кроме карт, атлас может содержать и другие семиотические метапеременные, например комментарии, сопроводительные тексты, иллюстрации, списки источников и перечень условных знаков. Многочисленные столбцовые, диаграммные, табличные и матричные легенды могут быть заполнены лингвистическими сведениями о славянских языках, данными о численности изучающих русский язык и русской диаспоры в славянских странах в настоящее время и в прошлом, а также данными о количестве переведенных книг и других публикаций с русского языка и др.
Как уже было сказано выше, предметом картографирования в МКА являются конкретные контактологические единицы или явления различных уровней и разной степени адаптации. Так, например, согласно болгарскому контактологическому словарю [Ajdukovich 2004б], лексема участие представляет собой контактолексему под влиянием русского языка, т.е она произносится в русской огласовке (а<а<?). В современном македонском и сербском языках контактолексема участие (вар. участие) с контактофонемой а в корне вместо гласного е (ср. совр. мак. учество и серб. учешке) употребляется очень редко и в весьма ограниченных контекстах. В современном словенском литературном языке используется слово udelehba. Очевидно, что мы здесь имеем дело со стилистически неоднородной и генетически связанной изоглоссой, отделяющей русский, болгарский, македонский и сербский языки от словенского языка. Активизации под влиянием русского языка контактолексем, относящихся к более древнему слою лексики, способствуют богослужебные тексты православной церкви и произведения старых авторов, переизданные в наши дни, например, произведения великого сербского поэта первой половины XIX века и черногорского владыки П.П. Негоша.

 
ForbesmanДата: Среда, 15.12.2010, 21:27 | Сообщение # 4
Рядовой
Группа: Пользователи
Сообщений: 14
Репутация: 10000
Статус: Offline
Продолжение, статьи «Языковая ситуация и языковая политика»

В контактологическом атласе каждое фонетическое явление имеет свою изоглоссу. Одни изоглоссы образуют широкие, а другие — узкие ареалы. В качестве иллюстрации приведем некоторые наиболее яркие изоглоссы под влиянием русского языка в южнославянских языках: *а — хозяин (рус.); хазаин // хазяин (болг.); хазаин // xa3jauH (мак.); хаз)аин // хазjаjин (серб.); hazjain// hazjajin (хорв.); hazjain // hazjajin (слов.); *е — лев1,2 (рус.); лев // лъв (болг.); лев // лав (мак.); лев // лав (серб); lev // lav (хорв.); lev1,2 (слов.); *о — вообще (рус.); вообще // въобще (болг.); воопшто (мак.); уопште (серб.); uopce (хорв.); na splosno (слов.); *у — супруг (рус.); съпруг (болг.); сопруг (мак.); супруг (серб.); suprug (хорв.); soprog (слов.); *я — проклятие (рус.); проклятие// проклетство (болг.); проклет- ство (мак.); проклетство (серб.); prokletstvo (хорв.); prokletstvo // prokletje (слов.); *г — герой (рус.); герой (болг.); хероj (мак.); херо] (серб.); heroj (хорв.); heroj (слов.); *ж — госпожа (рус.); госпожа (болг.); госпога (мак.); господа (серб.); gospoda (хорв.); gospa (слов.); *ч — задача (рус.); задача (болг.); задача (мак.); задатак (серб.); zadaca (хорв.); naloga (слов.); *ор — восторг (рус.); възторг (болг.); восторг (мак.); восторг//вастрг (серб.); vostorg//vastorg(хорв.); — (слов.); *оро — оборот (рус.); оборот (болг.); обрт (мак.); обрт (серб.); obrt (хорв.); obrt (слов.).
Картографирование методом изоглоссирования и вычленения ареалов показывает крайне неравномерную картину территориального распределения контактем под влиянием русского языка. Ареал русского влияния значительно сокращается на северо-западе Балканского полуострова. Нижеперечисленные контактолексемы под влиянием русского языка образуют различные словообразовательные изоглоссы: -чик (рус. аппаратчик; болг. апаратчик; мак. апаратчик; серб. апаратчик; хорв. aparatcik; слов. aparatcik); -ение (рус. явление; болг. явление; мак^ав- ление//jавлениjе; серб.jавление//jавлениjе//jавжениjе//]авлеюе / / ]авлеюе; хорв. javljenije; слов. javljenje); бес-/-и(ть) (рус. беспокоить; болг. безпокоя; мак. беспокои; серб. беспоко/итг); -ие (рус. путешествие; болг. пътешествие; мак. патешествие//патешестви/е; серб. путешествие; хорв.pute^estvije); -нич(ать) (рус. гримасничать; болг. гри- маснича); -тельн(ый) (рус. решительный; болг. решителен; мак. решителен); -ическ(ий) (рус. электрический; болг. електрически).
На карте можно отдельно представить изоглоссную семантику контактолексем под влиянием русского языка, например, существительные с суффиксом отвлеченности (ср. рус. атаманство; болг. атаманство; мак. атаманство; серб. атаманство; хорв. atamanstvo; слов. atamanstvo), существительные с суффиксом -тель со значением «лицо, род деятельности, профессия» (ср. рус. руководитель; болг. ръководител; мак.раководител; серб.руководите.ж; хорв. rukovoditelj), существительные с суффиксом -тель со значением неодушевленности (ср. рус. множитель; болг. множител; мак. множител; серб. множитеж; хорв. mnozitelj; слов. mnozitelj) или прилагательные с суффиксом -ическ- со значением «относящийся к соответствующему существительному» (ср. рус. академический; болг. академически; мак. академски; серб. академски; хорв. akademski; слов. akademski) и др.
Наше исследование показало, что основными зонами бытования контактем под влиянием русского языка являются восточная, центральная, юго-западная и юго-восточная части Балканского полуострова. Изо всех южнославянских языков болгарский язык в большей степени сохраняет фонетические, словообразовательные и лексические черты, отражающие разнообразное многовековое болгарско-русское языковое взаимодействие. Контактологические карты покажут историческую привязанность и других славянских языков к контактам с русским языком. Мы надеемся, что проект создания межславянского атласа контактологических единиц, отражающего влияние русского языка, можно будет осуществить в обозримом будущем.
Литература
1. Ajdukovich J. Увод у лексичку контактологщ'у. Теорщ'а адаптади'е русизама. Београд, 2004а.
2. Ajdukovich J. Контактолошки речник адаптади'е русизама у осам словенских ]езика. Београд, 2004б.
3. Айдукович Й. О первых томах контактологического словаря славянских языков, посвященных влиянию русского языка // Београд, 2010. (в печати)
4. Андрейчин Л. Из историята на нашето езиково строителство. София, 1986.
5. Володченко А. Картосемиотика. Дрезден, 2009.
1. Вопросник Общеславянского лингвистического атласа. М., 1965.
2. Кшмау I. Беларуская трасянка i украшсю суржык вачыма навукоуцау // Бюлетэнь Мiжнароднай асацыяцьн беларусютау. 2009. № 3.
3. Контактологический энциклопедический словарь-справочник под ред. В.Н. Панькина. Москва, 1994.
4. Лилич Г. Роль русского языкав развитии словарного состава чешского литературного языка. Л., 1982.
5. (ЛЭС) Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990.
6. Маковский М.М. Английская диалектология. Современные английские территориальные диалекты Великобритании. Изд. 2. М., 2005.
7. Молошная Т.Н. Заметки о развитии грамматического строя болгарского и других славянских языков под влиянием русского языка // Ареальное и генетическое в структуре славянских языков. М., 2007.
8. Негош П.П. Изабрана писма. Београд, 1975.
9. (ОДА) Общекарпатский диалектологический атлас. Вып. 1-6. Кишинев, 1989; Варшава, 1991; Львов, 1993; М., 1994, Будапешт, 2002; Белград, 2003. Варшава, 2003.
10. (ОЛА) Общеславянский лингвистический атлас. Вступительный выпуск: Общие принципы. Справочные материалы. 2-е изд., испр. и доп. М., 1994.
11. Русаков А.Ю. Славянские языки на Балканах: аспекты контактного взаимодействия // Ареальное и генетическое в структуре славянских языков, Материалы круглого стола. М., 2007.
12. Соболев А.Н. Малый диалектологический атлас балканских языков. Пробный выпуск. Munchen, 2003 (Т.1-3: 2005; 2006; 2009).
13. Терзиħ Б. Руско-српске језичке паралеле. Београд, 1999.
14. Фирек В., Лингвистический атлас Европы и его вклад в европейскую историю культуры: результаты исследований в рамках проекта Atlas Linguarum Europae // Вопросы языкознания. М., 2003. № 5.
15. Цыхун Г. Крэалiзаваны прадукт — Трасянка як аб'ект лшгвютычнага даследавання // Архэ. № 6 (11), 2000.
16. Чундева Н. Русизмите во македонскиот литературен ]азик: докторска дисертацщ'а. Филолошки факултет, Скощ'е, 1980.
17. Шпирко М. Влияние русского языка на словацкую лексику // Studia Pbhilologica, Presov, 1997.
18. Ajdukovich J. About the First Volume of a Contactological Dictionary of Slavic Languages // Acta Linguistica 3 (2009), Sofia.
19. (ALE) Atlas Linguarum Europae: Introduction (1975). Assen: Van Gorcum
20. Breznik A. Slovenske besede v slovenscini. Èas, III, Ljubljana.
21. Karas H. Rusycyzmy slownikowe w polszczypnie okresu zaborow. Instytut jezyka polskiego Uniwersytetu Warszawskiego. Warszawa.
22. (WALS) The World Atlas of Language Structures. Ed. By M. Haspelmath, M. S. Dryer, D. Gil, B. Comrie, Oxford University Press, 2005.

 
Форум » Русский язык » Научные конференции и семинары » Первая конференция по Русскому языку... (Конференция на тему Русского языка)
Страница 1 из 11
Поиск: