Главная » 2010 » Ноябрь » 13 » Семантическая история генетически соотносительных коррелятов в русском языке
12:44
Семантическая история генетически соотносительных коррелятов в русском языке
Оренбургский государственный педагогический университет
Способность русского языка к присвоению инославянских элементов сообразно особенностям его системы и страт определила специфику в том числе и русского литературного языка, которое отмечено многими исследователями как «сожительство», «культурные преемства и наследия», «радиация», «прививка» (Н. С. Трубецкой), «двумерность (a two-dimensional languages)» (Б. О. Унбегаун), «симбиоз, сращение, органическое слияние, смешение» (В. В. Виноградов), «амальгама» (Г. О. Винокур), «сплав», «трансплантация», «импортирование», «инкрустирование» (В. В. Коле-сов, Н. И. Толстой, Б. А. Успенский).
Особенно наглядны в этом отношении механизмы взаимодействия и отбора восточнославянских и южнославянских по происхождению элементов на материале важной для атрибуции природы русского литературного языка группы слов, содержащих генетически неоднородные рефлексы праславянских сочетаний. История семантических и словообразовательных потенций коррелятов типа нужда — нужд, град — город, вращати — ворочати свидетельствует о своеобразии их семантической истории, определяющей современный облик гетерогенности русского литературного языка.
С момента столкновения восточнославянской и южнославянской языковых стихий действие семантического фактора было предопределено возможностью появления соотносительных лексем, что в свою очередь обусловливало наличие или отсутствие корреляций, нуждающихся в семантической или стилистической дифференциации. Однако число таких корреляций в отдельных группах праславянских рефлексов было различным.
Отсутствие запретов на вхождение неполногласия в русский язык и реализация полногласных / неполногласных сочетаний, как правило, в корне, где в основном концентрируется семантическая и стилистическая маркированность слова, стали причиной возникновения соотносительных пар и дифференциации членов, а вследствие этого их достаточно хорошей сохранности в современном русском литературном языке, например: ворота — врата, голос — глас, голова — глава, золото — злато, краткий — короткий, молод — млад, норов — нрав, порожний — праздный, порох — прах, сторона — страна, холод — хлад и др.
К группе лексем с полногласием / неполногласием примыкает группа «отдельных слов», которые в результате своей «отдельности» обладали высокой степенью дублетно-сти в древнерусских текстах. Однако если часть коррелятов распалась по грамматическим причинам (вижь — виждь, лечи — лещи), то другие корреляты претерпели семантические преобразования в связи с укреплением с середины XVIII в. позиций южнославянского по происхождению рефлекса *dj. Данный процесс распада пар можно назвать семантической «рокировкой», в результате которой нередко сохраняется член в южнославянском обличии с семантической структурой и формо- и словообразовательными возможностями исконного коррелята.
Для лексем с рефлексами *tj и — особенно — *dj становление подобной соотносительности было значительно затруднено и по фонетическим и по морфологическим причинам, поэтому нуждающихся в разграничении пар было немного и их распад характеризовался специфичными чертами, обусловленными вхождением основной массы оппози-тов в систему образований с полной парадигмой морфоно-логических чередований, где определяющей становилась зависимость от того, что было свойственно другим одноко-ренным лексемам или однотипным формо- и словообразовательным моделям. Поэтому такие лексемы практически не испытали на себе действие семантического фактора, так как позиционное размежевание не содействовало сохранению или появлению морфонологических дублетов. Немногочисленные пары типа утвержати _ утверждати, рожение — рождение распадаются в пользу образований, в которых реализация рефлексов соответствует основным закономерностям употребления гетерогенных альтернантов — формо- и словообразовательному расподоблению морфонологических дублетов и тождеству генетической альтернации всех однокоренных образований. При этом часть генетически и морфемно размеживавшихся образований сохраняют следы своего былого употребления в сакральных текстах, например: просвещать — просвечивать, насаждать — насаживать и под.
На первый взгляд, различия указанных групп лексем укладываются в типичное русло, особенно в тех случаях, когда один из оппозитов характерен для сакральных текстов: слова с южнославянскими по происхождению альтернантами чаще всего выражают абстрактные и переносные значения. Однако анализ показывает, что данное утверждение по отношению к приведенному списку требует существенной корректировки. Во-первых, семантический «зазор» между генетически соотносительными коррелятами весьма невелик, более того, имеются все основания утверждать, что в семантической структуре слов больше тождества, чем различий. Во-вторых, тексты древнерусского периода одновременно характеризуются предпочтительностью употребления южнославянского по происхождению рефлекса *tj при преимуществе восточнославянского по происхождению рефлекса *dj и разнообразии полногласных и неполногласных соответствий, что дает основание утверждать наличие принципа генетического разнообразия у древнерусских книжников. В-третьих яркая семантическая дифференциации коррелятов в системных образованиях с рефлексами *dj, *tj — чаще всего явление исключительное, о чем, в частности, свидетельствует творчество неистового протопопа Аввакума. Выдающийся мастера слова употребляет исконный альтернант только в случаях, когда речь идет о рождении -рыв, гадов, и вся ныряющая и плавающая»: тако и зверие... комарие от тины ся ражающе... Ав. II, 200, ови ся ражают птицами, ови яица несут Ав. II, 201 и под. Альтернант жд характеризует лексемы в прямом и переносном значениях применительно к человеку или богу: Аще вином упивает-ся — утаковых рождаются плешаты Ав. II, 544, в нем же <православии> рожден Ав. II, 325, Близ меня отрава в люди рождается, а мне молчать? Ав., 1, 209, Сына своего единородного рождаема от жены Ав. II, 299 и под. В сочинениях Аввакума такие корреляты также несут большую смысловую нагрузку в обосновании правильности веры «старолюбцев» и их борьбы против реформ Никона. Так, разный смысл вкладывается «огнепальным протопопом» в характеристику действий, с одной стороны, «никониан окаянных» и бывших ревнителей древнего благочестия, а с другой — всех остальных людей, в том числе заблуждающихся или отступивших от Бога, ср.: Самый Дух Святый оскорв-ляют и досажают, паче, нежели оный разоритель тряпезы Ав. II, 565, не досажай более мне Ав. II, 367 — волхвы, звездочетцы, алмашники токмо господу досаждают... Увы о них, бедных! Ав. II., 681, л еще кто не богоборец, и не еретик досаждает ти, таковаго любить подобает по господни заповеди Ав. II, 493, и за противные и досаждающите в тебе молися Ав. II, 798 и др.
Неоднозначность судьбы разных групп рефлексов на русской почве показывает действие различных механизмов включения унаследованных южнославянских по происхождению элементов, их взаимодействия с исконными соответствиями и отбора по законам принимающего языка, что обогащает его морфонологические, словообразовательные, семантические и стилистические возможности.
Е. Н. Бекасова
Ресурс: http://www.russian.slavica.org
Просмотров: 893 | Добавил: Forbesman | Рейтинг: 0.0/0