Главная » Статьи » Русский язык

Современная языковая личность в контексте политического дискурса

Языковая личность — это совокупность способностей и характеристик человека, обусловливающих создание и восприятие им речевых произведений (текстов), которые различаются степенью структурно-языковой сложности, глубиной и точностью отражения действительности, определенной целевой направленностью. В этом определении соединены способности человека с особенностями порождаемых им текстов.

Рассмотрим современную языковую личность в контексте политического дискурса. Под дискурсом мы понимаем связную речь в совокупности с нелингвистическими обстоятельствами ее протекания, речь во взаимосвязи с живой жизнью: ее событийным контекстом, социальными и психологическими характеристиками говорящих.

В зависимости от социально-культурного статуса человека В.Е. Гольдин и О.Б. Сиротинина выделяют семь типов «внутринациональных речевых культур»: элитарная, среднелитературная, литературно-разговорная, фамильярно-разговорная, просторечная, народно-речевая и профессионально-ограниченная.

Элитарная речевая культура подразумевает соблюдение всех ортологических норм, владение всеми функционально-стилевыми разновидностями литературного языка, строгое соблюдение всех этических норм общения. Элитарная речевая культура — «это искусство пользования языком, всем богатством его возможностей при строгой уместности этого использования» [Гольдин, Сиротинина 1993].

Для среднелитературной речевой культуры характерна меньшая строгость соблюдения всех норм. Эта речевая культура допускает некоторые нарушения этических норм, использование грубых выражения и даже брани, отступления от ортологических норм. В отличие от элитарной речевой культуры среднелитературная не является эталонной. Однако именно этот тип речевой культуры характерен для наших политиков.

Типы речевой деятельности формируются условиями, определяющими социальный и языковой статус носителей языка или отдельного индивида. Если условия меняются, носитель прежнего речевого типа вынужден адаптироваться к новой речевой среде. Так, еще 20-25 лет назад политический дискурс в России определяли такие высказывания, как «Народ и партия едины», «Кто не работает — тот не ест», «Наша цель — коммунизм», «Партия — наш рулевой», «Государство рабочих и крестьян» и т.д.

Устранение тоталитарности языка коснулось и речи наших политиков, поскольку на рубеже XX-XXI вв. в нашей жизни произошли коренные изменения во всех областях: в политическом строе, экономике, социальных отношениях людей, в быту носителей языка. С перестройкой в России меняется экономический уклад, появляются новые политические партии, формируется новая идеология. Политическая жизнь страны становится все более и более определяющей все остальные сферы. Пути официального и народного ораторства перекрещиваются и тесно переплетаются. Произошло раскрепощение в сфере коммуникации, что привело к свободе слова и даже поведения политиков (пример тому — В.В. Жириновский), значительно расширились границы речевого поведения в обществе. «Изменились, так сказать, нормы смелости, меры допустимости; норма стала более свободной как в политике, в поведении и других сферах социальной жизни, так и в общении, в языке» [Костомаров 1999]. Свобода в сфере коммуникации проявилась в проникновении в речь политиков грубых слов, включая русский мат. Все это показатель культуры речи или отсутствия таковой у наших политиков. Как говорила автор теории среды мадам де Сталь, «все проходит через слова и все отыскивается в них».

Перемены в политической жизни, трансформация политического сознания и обновление языка политики тесно взаимосвязаны и по существу взаимообусловлены. Не случайно периоды глубоких исторических перемен сопровождались активным словотворчеством, обновлением дискурса.

Устранение железного занавеса привело к тому, что в русский язык бурным, нередко мутным потоком хлынули иностранные слова, подчас ненужные и малопонятные. Многие наши политики в период предвыборных кампаний употребляют, например, такие слова, как электорат вместо избиратели, ареал вместо область, легитимный вместо законный, консенсус вместо согласие, инсинуация вместо клевета, канон вместо правило, конформизм вместо приспособленчество, фиаско вместо провал, эксклюзивный вместо исключительный и т.п., а ведь заимствования без меры засоряют нашу речь, делают ее понятной не для всех. Употребление заимствований, когда в этом нет необходимости, «есть проявление национального языкового нигилизма, дело постыдное, несовместимое с национальным самосознанием. Этнос, не уважающий свой язык, не может рассчитывать на достойное место в международном сообществе» [Наумов 2010]. Между тем в таких европейских странах, как, например, Франция, Финляндия, Германия, существует государственный контроль за употреблением иноязычной лексики политиками и в СМИ, дабы не наносить ущерб родному языку.

Коренная ломка общественной жизни привела к демократизации речи: сближаются литературная и разговорная речь, в политический дискурс проникают просторечные и жаргонные слова и выражения. Довольно часто во время парламентских дебатов мы слышим бабки вместо деньги, зелень вместо доллары, сбондить вместо украсть, жучить вместо взыскивать, липа вместо фальшивка, вкалывать вместо работать или такие просторечные фразеологизмы, как с жиру беситься, раз плюнуть, лаптем щи хлебать, показать кузькину мать, наломать дров, тянуть резину, держать в ежовых рукавицах, допустить промашку, ни кожи ни рожи и т.п. Это происходит оттого, что в публичном дискурсе подчас участвуют малообразованные люди, которые вошли в высшие эшелоны власти. Именно поэтому в их тексты приходят элементы периферии русского языка (жаргон, просторечие, разговорная лексика), все то, что до 1990-х гг. практически не употреблялось в речах политиков, поскольку по отношению к нейтральному уровню русского языка эти элементы характеризуются сниженностью.

Язык и речь не просто демократизируются, а становятся вульгарными и даже криминализированными. Вспомним хотя бы широко растиражированное нашими СМИ выражение известного политика: мочить в сортире (убивать) или часто употребляемое нашими думцами выражение круто обули (обманули).

Всякий поворот общественной истории моментально создает свою фразеологию, отличную от фразеологии предыдущей эпохи, прежде всего в социально-политической сфере. Появились новые устойчивые словосочетания: новый русский, ближнее зарубежье, властные структуры, рыночная политика, процесс пошел, с точностью до наоборот, открытым текстом. Яркий пример новой фразеологии — афоризмы Черномырдина: «Хотели как лучше, а получилось как всегда»; «Все мы доживем. В какой конфигурации? В хорошей конфигурации»; «Правительство — это вам не тот орган, где можно одним только языком!».

А сколько ироничных выражений для обозначения явлений повседневного быта можно услышать из уст наших политиков: ножки Буша (куриные окорочка из Америки), хрущоба (пятиэтажные дома, построенные во времена Н.С. Хрущева), лохотрон (обман доверчивых людей).

Наши политики позволяют себе употреблять эмотивную (ненормативную) лексику. Как тут не вспомнить пьесы Б. Шоу «Пигмалион» и «Миллионерша»: то, что вчера считалось нецензурным, завтра может стать салонным выражением.

Режет слух нарушение орфоэпических норм в речи наших политиков: дОговор (вместо правильного договОр), вАловой продукт (валовОй), вероисповедАние (вероисповдание), дело возбУждено (возбужденО), катАлог (каталОг), обеспечЕние (обеспЕчение), нАчать (начАть), углУбить (углубИть), хозяевА (хозЯева), Оптовый (оптОвый) и т.п.

В речах политиков отмечены случаи речевой недостаточности: «Здесь имею факты злоупотребления служебным положением» (имеют место). В некоторых эпизодах присутствует речевая избыточность: «Начинаем развивать продолжать стремительно свое производство». Есть примеры нарушения лексической сочетаемости: «Несоблюдения закона имеют широкое хождение»; «Эта тема все время стоит у нас». Встречается неправильный выбор слова: «У себя они оставляют только грудки, а нам присылают ножки. Но мы накормит страну своим мясом». Отмечены лексические ошибки на употребление паронимов: сообщение восприняли в штыки вместо приняли, перебит избирательный рекорд вместо побит, будняя работа вместо будничная, демократический поступок вместо демократичный, выборная проверка вместо выборочная.

Засоряют речь наших политиков слова-паразиты: короче, типа, как бы, в натуре: «Мы типа подпишем соглашение», «Она как бы возглавила фракцию», «Он, короче, выступит с заявлением».

Итак, происходящие в России преобразования неоднозначно отражаются на состоянии и путях развития русского языка. Он освобождается от многих искажавших его стереотипов и штампов. Вместе с тем происходит снижение речевой культуры в публичных выступлениях, в средствах массовой информации. В русскую речь все больше внедряются вульгарные, а иногда и просто бранные выражения, она засоряется жаргонными словами, неоправданными заимствованиями из других языков. Но вместе с тем можно сделать вывод, что современный русский язык живет интенсивно, все механизмы его действуют сверхактивно. Понять и изучить процессы, идущие в современном языке, — важная задача.

Литература

1. Баландина Л.А., Давидян Г.Р., Кураченкова Г.Ф., Симонова Е.П. Русский язык и культура речи: Учебное пособие для аудиторной и самостоятельной работы студентов-нефилологов высших учебных заведений. М., 2008.

2. Борботько В.Г. Принципы формирования дискурса: От психолингвистики к лингвосинергетике. М., 2009.

3. Васильев А.Д. Слово в российском телеэфире. Очерки новейшего словоупотребления. М., 2003.

4. Виноградов С.И. Выразительные средства парламентской речи // Русская речь. М., 1993. № 1.

5. Гольдин В.Е., Сиротинина О.Б. Внутринациональные речевые культуры // Вопросы стилистики. Саратов, 1993.

6. Костомаров В.Г. Языковой вкус эпохи: Из наблюдений над речевой практикой масс-медиа. СПб., 1999.

7. Наумов В.В. Государство и язык. Формула власти и безвластия. М., 2010.

8. Чудинов А.П. Политическая лингвистика: учебное пособие. М., 2008.

9. Зернистые мысли наших политиков / сост. К. Душенко. М., 2000.

Автор: Е.П. Симонова (Москва)

Категория: Русский язык | Добавил: Forbesman (24.12.2010)
Просмотров: 1787 | Теги: норм, РЕЧЬ, язык, русский, речевой, языка, Культуры, слова, политиков, речи | Рейтинг: 0.0/0